Тотальная миграция ставит Магадан на грань вымирания

Анастасия Ярошенко 25.06.2021 16:05 | Регионы 81

Мэр Магадана Юрий Гришан заявил, что город не сможет себя обслуживать, если его численность упадёт ниже 85 тысяч человек. Сейчас в Магадане живёт всего 91 тысяча человек, что критически близко к границе вымирания. Область тоже стремительно пустеет: с 550 тысяч человек в 80-е годы её население упало до 139 тысяч, а районы полнятся сёлами-призраками. Основной причиной демографического кризиса эксперты считают уровень жизни.

Мэр Магадана Юрий Гришан в эфире радио «Колыма» заявил, что в городе в идеале должно проживать 120 тысяч человек. При этом есть цифра, при которой столица Колымы не сможет себя обслуживать, – 85 тысяч. Слова городского главы цитирует региональное издание «Весьма».

«Мы не сможем учить, мы не сможем лечить, мы не сможем убирать и кормить себя. Как и на предприятии, для того чтобы существовал город, нужно совершенно чёткое определение численности людей, сколько занято в каждой сфере. И когда мы это всё считаем, в городе должно жить 120 тысяч человек».

Юрий Гришан | мэр МагаданаЮрий Гришан
мэр Магадана

«Под эту цифру мы считаем все инфраструктурные объекты, которые у нас есть. Родильный дом мы строим на перспективу, очистные сооружения построены на перспективу, всю реконструкцию и линии электроснабжений мы делаем на перспективу. Наша задача не просто искусственно удерживать людей, мы должны дать им хорошую зарплату», – закончил мэр.

По словам Гришана, сейчас команда из семи человек с участием архитекторов, мэра и первого заместителя председателя правительства области работает над стратегией развития Магадана до 2030 года. Программу будут защищать на комиссии ВЭБ (государственной корпорации развития России).

Однако общий тренд на миграцию из Магаданской области очевидно играет против планов местных властей.

Эксперты, опрошенные «Октагон.Восток», считают, что отток населения в Магадане и области обусловлен в первую очередь тем, что преимущества пребывания здесь («длинный рубль» советских времен) исчезли, а недостатки (суровый климат, отсутствие развитой инфраструктуры, проблемы с медициной и образованием) сохранились.

– Кажущиеся высокими по меркам других регионов зарплаты (40–50 тысяч в месяц даже у неквалифицированных профессий. – τ.) нивелируются стоимостью продуктов, оплаты ЖКХ. То есть, получая за свою зарплату тот же объём благ, что и жители центральных районов страны, жители Магаданской области живут в значительно более суровых условиях климатических, лишённые инфраструктурных преимуществ жителей европейской части России, – считает политолог Ольга Бархатова.

Преимущества проживания и «длинный рубль» в Магадане остались в советском прошлом.Преимущества проживания и «длинный рубль» в Магадане остались в советском прошлом.Фото: Андрей Хабаров/Wikipedia/CC BY 3.0

Также на отток населения влияет доступность интернета, говорит эксперт.

– С более доступным интернетом всё больше граждан осознаёт сложившуюся ситуацию в Магаданской области и делает выводы о том, что находиться здесь дольше нецелесообразно и даже вредно для личного благополучия, – полагает Бархатова.

Проблемы не только в городе, но и во всей области, население которой за последние 40 лет сократилось почти в четыре раза. Напряжённая социально-экономическая обстановка вызвана закрытием в 90-е годы во многих колымских посёлках градообразующих предприятий. Вслед за ними стремительно пустеют и населённые пункты. По данным издания «Колыма.ru», региональные власти внесли в список закрывающихся 11 посёлков. С 2005 года практически полностью расселено пять населённых пунктов, были предоставлены сертификаты 789 семьям, состоящим из 1665 граждан.

– Денег на программу переселения выделяется немного, и в статусе расселяющихся населённые пункты находятся продолжительное время – от 5 до 10 лет, – делится своим мнением с «Октагон.Восток» главный редактор магаданского издания «Весьма» Андрей Гришин.

По его словам, в сёлах просто нет магазинов, поэтому местные жители вынуждены ездить в крупные населённые пункты за продуктами.

– Люди ждут, пока им предложат куда-то переселиться: в другой посёлок или по программе переезда из районов Севера в центральную часть России. Под 20 тысяч человек в программе, при этом сертификаты на приобретение жилья выдаются в год 50–70 семьям. Что-то с этими людьми нужно делать, это было бы просто по-человечески, – говорит Гришин.

Население Магадана не просто уменьшается, но ещё и стареет.

– В области больше 46 тысяч людей имеет статус пенсионеров по возрасту. Многие из них продолжают работать, но нужно понимать, что эта группа людей – в первом эшелоне выезжающих. Выходят на пенсию, продают недвижимость и уезжают в центральный регион. А приезжает сюда не очень много: на сезонную работу – вахтовики, на полгода–год – мигранты. Для тех, кто не имеет профиля, связанного с добывающей промышленностью, переезд сюда не имеет никакого смысла, – утверждает журналист.

Каждый второй магаданец, по словам экспертов, страдает «синдромом отложенной жизни», планируя остаться здесь не больше чем на десяток лет. А затем сбежать на материк. Так колымчане называют всю остальную часть России за пределами Магадана.

– Чтобы люди задержались в регионе, необходимо не только повысить зарплаты, но и обеспечить их развитой инфраструктурой. А это и строительство нового роддома, и оснащение больниц современным медицинским оборудованием и высококвалифицированными узкими специалистами, и благоустройство городского пространства, озеленение. Однако, даже если обеспечить людей всем необходимым, включая и высокие зарплаты, часть колымчан всё равно будет покидать область по причине сурового климата. А это, к сожалению, никто исправить не сможет, – комментирует эксперт Ольга Бархатова.

В области есть большие и амбициозные проекты: например, «Солнечный Магадан», предполагающий строительство горнолыжной трассы. Проект частично спонсируется силами местного бизнеса, однако его реализация упёрлась в вопрос приобретения хорошего подъёмника и оборудования трассы. На это требуется порядка 2,5 млрд рублей – неподъёмная сумма для предпринимателей. При этом горнолыжная трасса на Колыме была бы особенно актуальна: ввиду особых погодных условий сезон можно было бы открывать в сентябре, а закрывать в мае.

Также ситуацию могло бы несколько улучшить появление железнодорожного сообщения – это удешевило бы стоимость продуктов и упростило все процессы, связанные со строительством. Но пока таких планов нет. Жалуются магаданцы и на большие налоги – для такого специфического региона, считают местные жители, можно было бы и ввести какой-то льготный, особый порядок.

«Региону надо дать больше свободы финансовой, политической. Собственных доходов мы имеем в районе 19–21 миллиарда рублей, и это не покрывает расходы региона. Не хватает на то, чтобы просто жить, платить зарплату. Все остальные деньги – это дотации из центра».

Андрей Гришин | главный редактор магаданского издания «Весьма»Андрей Гришин
главный редактор магаданского издания «Весьма»

– Но если бы все налоги, которые уходят в Москву (НДС, налоги золотодобывающих предприятий и тех компаний, которые работают здесь, а зарегистрированы в Москве, и налог на прибыль отдают в московский бюджет. – τ.), оставались здесь… Если бы области оставляли максимум того, что она зарабатывает, тогда никакой помощи от Москвы не потребовалось бы. Наполняемость бюджета была бы в районе 40–45 миллиардов рублей, и этого хватило бы на значительное повышение уровня жизни, создание больших инфраструктурных проектов, – уверен эксперт.

Пока у магаданцев складывается впечатление, что о них попросту все забывают – даже соседи-дальневосточники вроде Камчатки и Сахалина получают больше внимания властей. И всё это уже в ближайшей перспективе может привести к банальному вымиранию одного из субъектов Российской Федерации.

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю